1|2|3|4|
ГЛАВНАЯ ФОРУМ ГОСТЕВАЯ КНИГА ССЫЛКИ КАРТА САЙТА
Наши книгиДвуполушарные учебникиНаша лабораторияЭкспериментНоу-хауТолько детям!
Методика.Ру
ДВУПОЛУШАРНЫЕ УЧЕБНИКИ
Что такое адаптивная методика
Фрагменты учебников
«Волшебные черновички»
Взгляд извне
Мы пишем в газеты и журналы
О.Л.Соболева
«Ты не успеешь устать!»
О.Л.Соболева
«О любви... к орфографическим правилам»
О.Л.Соболева
«Ассоциативный алгоритм»
О.Л.Соболева
«Зеленый свет»
О.Л.Соболева
«Мы смотрим в окно»
О.Л.Соболева
«Учиться легко, как летать во сне»
О. Л. Соболева
Развитие «двуполушарного» подхода к обучению
О.Л.Соболева
«Развитие способностей ребенка в процессе формирования понятий (на материале учебников русского языка для начальной школы)»
У нас берут интервью
Это стоит прочитать!
Авторская программа курса
Тематическое планирование
Семинары
На орбите учебников
Учим русскому
в других странах мира
Спасибо от МЕТОДИКА.РУ




О.Л.Соболева
«Зеленый свет»

(Опубликовано в газете «Школьный психолог» №20, 2000 г.)

Мы продолжаем публикацию материалов об адаптивной методике и экспериментальных учебниках Ольги Леонидовны Соболевой. Сегодня автор учебников рассказывает о необычных подходах к обучению орфографии, о развитии орфографической интуиции...

Одни пишут грамотно, а другие нет. Какая банальность! Но ведь это и в самом деле так. Как учить ребенка орфографии? Прежде всего необходимо признаться самим себе, что огромный процент орфографических ошибок делается по причинам чисто психологического характера. В основе орфографической грамотности лежат очень существенные психологические факторы. В наших учебниках мы старались их учесть.

Орфографическая линия в учебнике – совершенно особая. Начнем с того, что она зеленая. Зеленый цвет обладает удивительной энергетикой. Это цвет надежды, цвет оптимизма, цвет интуиции. Все, связанное с орфографическими смыслами (рисунки, заголовки, значки, звездочки, отмечающие пропуски букв в словах), у нас зеленое. 

В учебниках ребенку показаны три альтернативных способа писать правильно, не делать ошибок, три разных пути овладения грамотностью. Первый путь – это путь осмысления и применения орфографических правил. Второй путь – путь запоминания конкретных слов. (Когда речь идет о словарных словах, без этого не обойтись.) Третий путь – путь обращения к орфографической интуиции, орфографическому чутью. Мы обучаем ребенка этим трем способам и одновременно простейшей самодиагностике. После текста с пропущенными буквами можно встретить такие задания: «Обведи в кружок слова, в которых избежать орфографических ловушек тебе помогли наши правила. Отметь «птичкой» слова, в которых тебя выручила твоя необыкновенная, удивительная память. А в каких словах ОРЧик приходил?» ОРЧик – это персонаж, образ, орфографический психолог, как его могли бы, наверное, назвать взрослые, воплощение орфографического чутья (ОР.Ч., ОРЧ, а ласково – ОРЧик), забавное, зеленое-презеленое существо с добрыми, лукавыми глазами и длинным носом.

Нужно позволить и помочь ребенку найти свой путь, который быстрей, легче и с большим удовольствием от учения приведет его к цели. Это вовсе не значит, что два других пути следует отбросить, как ненужные. Важно, чтобы он умел пользоваться разными способами и чувствовал себя уверенно на любом из путей, но при этом научился бы понимать себя и использовать это понимание для преодоления трудностей в учении, гарантируя себе тем самым ситуацию успеха.

При этом ребенок, если делать все правильно, очень быстро осознает, что выбор способа в каждый конкретный момент зависит от самых разных вещей: от погоды, от того, третий урок или первый, устал или нет, в каком настроении пришел в школу. Вот сейчас ему легче забыть про все правила и слушать голос ОРЧика, а завтра расслабиться не получается, зато с правилом работается прекрасно. Главное – слышать самого себя.   

Сам по себе факт, что орфографическая интуиция существует и помогает многим людям не делать ошибок в словах с орфограммами, которых они не помнят, не знают, еще не изучали, – бесспорен. Потенциальная возможность обращения к такой интуиции для каждого ребенка индивидуальна. У некоторых детей легко осуществляется доступ к информации, лежащей на подсознательном уровне. Вполне вероятно, что в подсознании хранится зрительный образ каждого слова, которое человек видел хотя бы один раз в жизни. Может быть, именно в этом один из секретов орфографической интуиции.

У других детей доступ к подсознанию практически перекрыт, мостик утерян или не был наведен. В этом случае ребенок не имеет доступа и к соответствующей орфографической информации. Тогда без правила и умения его применять на первых порах вообще не обойтись и приходится говорить о слабо развитой орфографической интуиции или даже о ее отсутствии. Однако орфографическая интуиция, как и любое свойство человеческой психики, – безусловно, вещь развиваемая.

Здесь крайне важно принять в расчет еще один существенный момент. Орфографическое чутье, скорее всего, не однородное качество, а совокупность нескольких свойств нашей психики. Встречается иное его проявление: очень часто, находясь в спокойном и расслабленном состоянии, дети правильно пишут слова, которых никогда прежде не видели, причем это слова с непроверяемыми или неизученными орфограммами. Можно предположить, что это более глубокий уровень развития орфографической интуиции, при котором человек способен экстраполировать имеющийся у него орфографический опыт на слова, до сих пор находившиеся вне границ этого опыта.

Ясно, что обращение к орфографической интуиции на ранних

этапах познавательной деятельности качественно меняет не только  процесс обучения, но и орфографическое самосознание ребенка. Совершенно необходимо поэтому, чтобы об орфографической интуиции говорилось не только в газетных и журнальных статьях, чтобы занимались ей не только репетиторы. Очень важно, чтобы каждый ребенок получил возможность, во-первых, осознать сам факт обладания этой удивительной способностью, а во-вторых, развивать ее у себя и использовать. Поэтому само понятие орфографической интуиции (орфографического чутья) и связанные с этим понятием упражнения и приемы работы должны попасть на страницы школьных учебников – пусть пока в качестве эксперимента. Этот путь для многих детей – самый эффективный.

Интуитивное письмо основано, в частности, на апелляции к зрительному образу слова. Линия ОРЧа в учебниках связана с разработкой приемов такой апелляции на уровне возрастных особенностей младших школьников. О некоторых из этих приемов можно рассказать прямо здесь и сейчас.

1. ОРЧ подсказывает только в самое первое мгновение. То, что мы можем услышать потом, – уже не его голос: ОРЧ никогда не меняет своего мнения. (Как часто мы слышим от ученика, после того как исправим его ошибку: «А я ведь так и хотел написать! Потом засомневался...» За время работы с детьми я убедилась, что, если ребенок доверяет своей интуиции, он успевает услышать подсказку ОРЧа примерно в восьми  случаях из десяти.)

2. Лучше представлять себе печатный образ слова, а не письменный.

3. Хорошо представлять образ слова не как сочетание букв, а как картинку в книжке: видишь детали картинки, орнамент, воспроизводишь все это, даже не думая о буквах, не пытаясь их вспомнить.

Эти приемы можно использовать уже на первом этапе развития орфографической интуиции. На следующей ступеньке возможен, например, прием, основанный на восприятии «настоящей» картинки, изображающей предметы, признаки и действия, которые ребенку предстоит описывать под чью-то диктовку. Ребенок смотрит на картинку, и из глубины его сознания поднимаются образы слов, называющих эти предметы и действия... Вот, взгляните:

Наш диктант, который мы будем писать через несколько минут, называется «Солнечный зайчик». А сейчас ребенок просто смотрит на рисунок, и слова зайчик, солнечный, ладонь, держать, мальчик, улыбается проплывают перед его мысленным взором, прежде чем оказаться в тетрадке. Это почти то же самое, что рисовать цветок или звездочку, которые где-то когда-то видел...

Очень жаль, что этот рисунок вы видите сейчас черно-белым. С цветом все совсем по-другому. Если у вас есть возможность, загляните на наш сайт (www.metodika.ru). Там и этот рисунок, и многие другие вы увидите такими, какими видят их дети на страницах ученика, и подробнее узнаете об адаптивной методике. 

На следующем этапе можно попробовать и еще один прием – включить параллельный мысленный поток, думать не о тексте, который пишешь, а о чем-нибудь другом. Тогда сигнал от мозга будет идти непосредственно к пальцам руки. Бывало с вами когда-нибудь такое, чтобы вы писали под диктовку, может быть, даже довольно долго, а потом вдруг ловили себя на том, что понятия не имеете, о чем писали, и с удивлением смотрите на выведенные строчки?

В учебнике второго класса мы даже проводим настоящий эксперимент: детям предлагается написать под диктовку два текста, то опираясь исключительно на правила, то полностью доверившись своему орфографическому чутью, но не думая и о нем. Важная роль в эксперименте отведена рисункам, которые создают необходимую психологическую установку перед началом диктанта. Формулировки заданий перед текстами диктантов передают суть эксперимента.

Перед первым диктантом:

«Попроси кого-нибудь продиктовать тебе текст. Соберись. Сосредоточься. Будь предельно внимателен. Думай над каждой буквой. Вспоминай правила и успевай их применять.»

 

Перед вторым диктантом:

«ОРЧик пришел! Расслабься! Попробуй одновременно писать и вспоминать последний хороший фильм, который ты видел. Только непременно хороший!»

Во втором задании ключевое слово – «расслабься». Мы собирались и его тоже выделить в учебнике жирным шрифтом, но, увидев его таким на экране компьютера, тут же передумали: как расслабишься, глядя на черные, резкие буквы в тексте? Здесь важна каждая мелочь, а точнее, просто нет мелочей.

После диктантов ребенку, тоже прямо в учебнике, предлагаются три вопроса: «Какой из двух текстов писать было легче? В каком из них ты сделал меньше ошибок? Как ты это сам себе объяснишь?».

Конечно, развитие орфографической интуиции – настолько тонкая вещь, что работа с ней возможна лишь в атмосфере взаимного доверия, доброжелательности и дружелюбия. Здесь от учителя требуются особый такт, деликатность, мягкость, непринужденность. Важно научить ребенка расслабляться, когда он пишет, обращаясь к внутреннему орфографическому голосу: тогда доступ к информации, лежащей в подсознании, окажется легче.

Не буду скрывать, из всего материала учебников самое большое волнение вызывал у меня именно материал, связанный с развитием орфографической интуиции. И это несмотря на то, что я почти двадцать лет занималась этим с учениками и студентами. Тем радостнее было, когда результаты намного превзошли все ожидания. Среди учителей, рассказавших мне о своей работе, нет почти никого, кто не отметил бы успехи детей в этом направлении. Чрезвычайно важным, на мой взгляд, стал тот факт, что образ ОРЧика дети приняли в себя настолько, что не просто стали делать гораздо меньше ошибок, - они «принесли» его с собой на уроки математики! Образ вышел за пределы учебника русского языка, он стал частью их мышления, помогает им включать и математическую интуицию! Конечно, орфографическая интуиция и математическая интуиция – совершенно разные вещи, но общий корень есть.

ОРЧик оказался нужным и полезным детям независимо от уровня их подготовки к школе. В коррекционном классе (учитель Галина Николаевна Дацковская), когда нужно было вставлять букву вместе с ОРЧиком, 12-13 детей из 14-ти выбирали букву правильно!

Для слабо подготовленных детей, с нарушениями речи и памяти, все это особенно важно, потому что среди факторов, мешающих им учиться, почти всегда есть комплекс неверия в свои силы. Ребенок не верит в то, что может написать грамотно, выбрать верную букву, и отсюда – бесконечные ошибки и исправления с правильного на неправильное. Сказка об ОРЧике стала для этих детей реальностью. Теперь им не страшно, у них есть тыл, есть верный помощник, от этого (возможно, впервые в жизни!) приходит чувство уверенности в собственных силах. Это чувство, важность которого в учебном процессе переоценить вообще нельзя, распространяется и на другие области обучения русскому языку, на весь процесс школьной жизни.

Кстати, ошибки, которые время от времени (когда ОРЧик спит, или подсказывает слишком тихо, или когда мы еще не научились слышать его тоненький голос), лучше исправлять зеленой пастой, а не красной. Комментарии здесь, я думаю, излишни.

Нельзя путать два разных понятия: орфографическая интуиция и орфографическая зоркость.

Не секрет, что есть люди, которые в упражнениях с пропущенными буквами почти не делают ошибок, зато на диктанте или в сочинении – сколько угодно. Почему так происходит? Дело в том, что пропуск буквы – это своеобразный сигнал: внимание, здесь можно допустить ошибку! Это все равно, как если бы во время диктанта учительница подошла к ребенку и положила руку ему на плечо в тот самый момент, когда он собирался писать «опасную» букву. Или если бы она вслух произнесла в этот момент его имя. Зрительный или слуховой сигнал предупреждает в этом случае об орфографической трудности. Зато когда ребенок пишет под диктовку и особенно когда, увлекшись развитием темы, работает над сочинением, эти сигналы отсутствуют. Многие в этом случае просто скользят по тексту, как по льду на коньках, не "цепляя", не фиксируя места орфограмм – попросту их не замечая. Развить орфографическую зоркость - как раз и означает научить ребенка замечать в тексте орфограммы. И здесь трудно переоценить момент первой встречи с самим понятием орфограммы. Ведь это только для нас, взрослых, все это привычно и практически лишено эмоционального содержания. Но ребенку необходимо эмоциональное содержание, его нужно преподнести, создать у ребенка внутреннею психо-эмоциональную установку на то, чтобы «видеть» в словах орфограммы, сформировать специфическую готовность именно к такому восприятию текста. Ведь что должно происходить на самом деле? Ребенок пишет «река», выводит букву «р», а сам уже думает: «Что там дальше? Какая буква? Не ловушка ли это?» Ловушка - слово, которое несет в себе эмоциональный компонент значения и в то же время очень верно отражает природу орфограммы.

Попытавшись, насколько это возможно, отождествиться с ребенком, с его восприятием и мышлением, мы предложили ему аналогию, словесную и изобразительную метафору:

«Когда пишешь, можешь представить себе, что ты идешь по траве, а под ней спрятаны ловушки. Не спеши, не топай ногами. Наступил неосторожно – и тут же провалился, в смысле – ошибся.

Учись видеть ловушку за шаг до нее, то есть раньше на одну букву. Думай на ход вперед!»

Остается только пожелать вам все же попасть на интернет-страничку и увидеть эти ловушки в цвете.

Это страшно только понарошку. Это игра, то есть сильнейшая эмоциональная мотивация, включение, эмпатия. Ребенок «входит» в рисунок, вглядывается в ловушки (что там в глубине?!), в выражение лиц ребят, в их позы, смотрит, как осторожно они тянут носочки, «нащупывая следующую букву»... Этот образ (я имею в виду рисунок в целом) словно падает в ребенка и «проявляется» в его сознании всякий раз, как он начинает писать.

Здесь есть еще один чрезвычайно существенный момент. На первом этапе формирования орфографической зоркости ребенок, переходя во время письма к новому слову, должен задать себе математический вопрос: «Сколько?» Сколько орфограмм? Поясню, зачем это нужно. Наше внимание устроено таким образом, что если луч внимания выхватил из слова одну орфограмму, то очень часто этот луч перескакивает затем на следующее слово, а остальные орфограммы того, первого, уже «брошенного» слова так навсегда и остаются в тени. Нужно, чтобы луч внимания был широким, а не узко направленным, чтобы свет от него распределялся равномерно – на все слово. Вопрос «сколько?» помогает обнаруживать в каждом слове все орфограммы до одной. Через какое-то время этот вопрос становится лишним.

Детям, которые так учатся, нравится обозначать орфограммы в словах! Если их просят найти четыре или пять ловушек, они спрашивают: «А можно больше? А можно все обозначить?» И обозначают орфограммы даже в тех упражнениях, где об этом вообще ничего не говорится в задании. Но самое главное: они видят и выделяют их правильно. Они научились ходить по траве.

Мы совсем не успели поговорить о работе с орфографическими правилами и словарными словами – то и другое в двуполушарных учебниках претерпело серьезные изменения и выглядит достаточно необычно. В следующей публикации непременно об этом поговорим. 

Если у вас есть любые вопросы, напишите нам (olga@metodika.ru). Мы будем рады вашим письмам и сразу ответим.


  к началу страницы


Образование
© 1997-2010, О.Л.Соболева, В.В.Агафонов

© 2001, Создание сайта и техническая поддержка:
InoStudio

На сайте использован иллюстративный материал художника Ларисы Вольницкой.

Хостинг предоставлен в рамках акции «Хостинг за идею» хостинг-провайдером HIGHWAY.RU


Хостинг
   от HighWay